Yaroslav_Veshin_-_Na_nozh

 

 

 

 

 

 

Армяно-Грузинская война 1918 г.

и Армяно-Грузинский территориальный вопрос в ХХ в.

 

Armeno-Georgian War of 1918

and Armeno-Georgian Territorial Issue in the 20th Century

 

 

Эндрью Андерсен и Георг Эгге



 

 

 

 

Ситуация на других рубежах Армении и Грузии

 

 

Обострение армяно-грузинского конфликта в зоне будущей границы между двумя республиками проходило на фоне более чем непростой обстановки на других рубежах как Грузии, так и Армении.

 

 

 

Ситуация на западных, южных и восточных рубежах Армении

 

После капитуляции Оттоманской Империи в конце октября 1918 года и отмены границ, установленных утратившим силу Батумским договором, Армения оказалась в конфликте не только с Грузией, но и с Азербайджанской Демократической Республикой, а также с рядом квазигосударственных образований, созданных покидавшими Южный Кавказ турецкими войсками и местными про-турецкими силами.

 

Планы армянского правительства взять под свой контроль всю территорию Эриванской губернии, а также Карсскую область - натолкнулись на сопротивление Карсского Исламского Совета (Карс Ислам Шурасы), созданного 5 ноября 1918 г. в г. Карс по инициативе командира 9-й турецкой армии генерала Якуба Шевки-Паши. Опираясь на остававшихся в области после Мудросского Перемирия турецких солдат и офицеров численностью не менее 30 000, а также на вооруженные турками иррегулярные отряды из местных мусульман численностью до 8000 человек, Карский Исламский Совет заявил о взятии под контроль всей Карской области. Устами председателя Исламского Совета иттихадиста Фахреддин-Бея и генерала Шевки-Паши союзной миссии в Константинополе было заявлено, что мусульмане Карской области согласны принять либо турецкую, либо российскую юрисдикцию, а любые попытки овладеть областью со стороны Грузии или Армении будут встречены массовым вооруженным отпором[1]. Карский Исламский Совет также заявил претензии на все южнокавказские территории, аннексированные Турцией по Батумскому договору, включая Нахичеванский и Александропольский уезды Эриванской губернии, Ахалцыхский и Ахалкалакский уезды Тифлисской губернии, а также Батумский округ (см. Карту 3)[2]. Эти территориальные притязания были подтверждены и сменившим Исламский Совет в декабре того же года Мусульманским Национальным Советом (Милли Ислам Шурасы).

 

 

3

 

Кликнуть мышью на карту для лучшего разрешения

 

 

На западе Эриванской губернии в Сурмалинском уезде (р-н г. Арарат) местные курдские племена начали партизанскую войну против вступивших в уезд армянских воинских частей. Кроме того, в начале декабря 1918 г, Джафар-Кули Хан Нахичеванский провозгласил в Игдыре Независимую Аразо-Тюркскую Республику, заявив претензии не только на Сурмалинский уезд, но также на Нахичеванский и Шаруро-Даралагязский уезды Эриванской губернии[3]. Опираясь на вооруженные турецким оружием татарские иррегулярные отряды и на оставленный турками регулярный батальон, Джафар-Кули начал войну с Армянской республикой, и хотя его силам на первых порах удалось удержать только узкую полосу Нахичеванского уезда между Нахичеванью и Ордубадом[4], этот конфликт затягивался, создавая Армении еще один фронт в опасной близости от ее столицы. Если бы хотя бы часть армянских войcк, занятых в войне против Грузии, могла быть использована на Нахичеванском направлении, то взятие под стабильный армянский контроль всего Нахичеванского уезда в ноябре-декабре 1918 года не представило бы трудности ни с военной, ни с политической точки зрения.

 

Постоянным источником нестабильности для Армении было и азербайджанское направление. По территориальным вопросам правительство Демократической Республикой Армении имело не меньше расхождений с руководством Азербайджанской Демократической Республики, чем с правительством Грузии. В конце ноября 1918 года генерал-майор Уильям M. Tомсон (командир британского экспедиционного корпуса, приступившего к оккупации Южного Кавказа 17-го ноября 1918 года) предложил установить временную границу между Арменией и Азербайджаном вдоль линии административного разграничения между Эриванской и Елисаветпольской губерниями, исключая небольшой участок в р-не Ордубада, на котором она была скорректирована в пользу Азербайджана[5].

 

Однако линия Томсона оказалось неприемлемой ни для Азербайджана, ни для Армении. Правительство Азербайджана претендовало на значительную часть территории Эриванской губернии (в основном на три уезда, на которые претендовала вышеупомянутая Аразо-Тюркская республика, а также на восточный берег озера Севан и Зангезур), в то время как Армения стремилась к присоединению Зангезура и нагорного Карабаха, который с точки зрения армянских националистов включал горную часть Джеванширского, Карягинского, Шушинского и Елизаветпольского уездов (что существенно превышает территорию созданой впоследствии советской административной единицы, известной впоследствии как НКАО), а также Казахского уезда Елизаветпольской губернии.

 

К началу Армяно-грузинской войны ситуация к востоку от линии Томсона складывалась следующим образом:

  • Большая часть Зангезурского уезда находилась под контролем полу-партизанских армянских формирований генерала Андраника, которые вели успешные бои против турецких частей и отрядов местных мусульман, а также планировали вторжение в Нагорный Карабах с целью установления там стабильной армянской государственности. Андраник формально не подчинялся правительству Армянской республики и действовал по личному усмотрению, согласовывая свои действия только с местными армянскими органами управления в Зангезуре и Карабахе. Боевые действия на подступах к Карабаху были прекращены 4 декабря 1918 года под давлением представителей Великобритании сразу же после армянской победы под Абдаляром. После отхода отрядов Андраника от Карабаха местным курдско-татарским ополчением были вырезаны три укрепленные армянские деревни на стыке Зангезура и Карабаха, что еще более усложнило последующие попытки армян овладеть Карабахом через Зангезур[6].
  • В горных районах Джебраильского, Карягинского, Шушинского, а также Елизаветпольского уездов своеобразное двоевластие: милиционные отряды Армянского Национального Совета Карабаха, находившегося в Шуше и стремившегося к воссоединению с Арменией, вели борьбу с оставшимися в крае турецкими частями и татарско-курдским ополчением[7]. В Декабре 1918 г. прибывшие из Баку представители Великобритании признали Армянский Национальный Совет (АНСК) в качестве де-факто правительства Нагорного Карабаха. Однако в конце месяца, в соответствии с поступившим распоряжением генерала Томсона, начали настаивать на деполитизации АНСК[8]
  • Горная часть Казахского уезда оказалась под контролем армянских войск практически сразу же после начала эвакуации турок из Южного Кавказа[9]

 

По окончании Армяно-грузинской войны (к середине января 1919 года) британское командование на Кавказе приняло решение оставить Нагорный Карабах и Зангезур под юрисдикцией Азербайджана, по кайней мере до принятия окончательного решения о размежевании Парижской Мирной Конференцией[10].

 

 

 

Ситуация на Северо-западных, восточных и южных рубежах Грузии

 

В этот же период Грузия могла похвастаться относительной стабильностью только на северных рубежах, где естественной защитой от вовлечения в разгоравшуюся на Северном Кавказе гражданскую войну служил Большой Кавказский хребет. На всех других участках соприкосновения с соседними государствами и квази-государствами обстановка была нестабильной и напряженной.

 

В зоне соприкосновения с Азербайджаном сразу после эвакуации турецких войск между двумя республиками возник территориальный спор, не перешедший однако в стадию вооруженного противостояния. Правительство АДР предъявило Грузии претензию на Закатальский округ, а также на частично населенные мусульманами части Сигнахского, Борчалинского и Тифлисского уездов[11]. После того, как официальный Тифлис категорически отверг эти притязания, правительство Азербайджана, не имея сил и средств для вооруженной борьбы с Грузией, решило снять претензии на все названные территории, кроме Закатальского округа, в котором вскоре сложилось подобие кондоминиума[12].

 

На юге 4-5 декабря 1918 года грузинские войска вернулись в оставленные турками Ахалцыхский и Ахалкалакский уезды[13]. Продвижение дальше в Батумский и Ардаганский округа, на которые также претендовала Грузия было блокировано британцами, которые несколькими днями позже начали занимать Батумский округ, объявив его особой администативной единицей под британским протекторатом[14]. В населенных мусульманами районах двух вышеназванных уездов сохранялась напряженная обстановка[15].

 

Наиболее чувствительной зоной Грузии перед самым началом декабрьской Армяно-грузинской войны являлась зона соприкосновения Грузии с вооруженными группировками юга России (красными и белыми), враждовавшими как между собой, так и с отколовшимися от Российской империи государствами.

 

Еще в марте 1918 года части большевистской красной армии вторглись в Сухумский округ Кутаисской губернии и заняли г. Сухум (Сухуми). Абхазский Национальный Совет, взявший в условиях анархии власть в округе, обратился за помощью к грузинскому правительству, а 24 июля того же года настоял на заключении договора, подтверждавшего вхождение округа в состав Грузии на условиях местного самоуправления[16]. К этому времени грузинские войска под командованием генерала Г. Мазниева (Мазниашвили) очистили от красных весь округ (теперь уже называемый Абхазией, как собственно и назывался этот край до его включения в состав российской Империи в 1864 г.[17]), отбили в конце июня турецкий десант, высаженный с кораблей в устье реки Кодор около Очамчиры[18], и продвинулись далее на северо-запад вдоль морского побережья, заняв по просьбе местного совета Сочинский округ и часть Туапсинского округа с г. Туапсе[19]. В этот период времени правительство Грузии рассматривало вопрос о компенсации территорий отданных Турции по Батумскому договору путем присоединения территории Черноморской губернии вплоть до Анапы основываясь на том, что эта часть исторической Абхазии в течение нескольких столетий входила в состав Грузии[20]. В сентябре 1918 года грузинские войска были выбиты из Туапсе отступавшей под натиском белых Таманской дивизией Кубанской Красной Армии,[21] вслед за которой в город вошли белые части Добровольческой Армии Деникина и Алексеева. К концу ноября деникинско-алексеевские войска разбили красные силы на Кубани и вошли в соприкосновение с грузинскими войсками Мазниашвили в Сочинском округе. Последней разграничительной линией между сторонами до начала декабрьской войны между Грузией и Арменией стала река Лоо возле одноименной деревни[22].

 

Претензии Грузии на Абхазию и Черноморскую губернию оспаривались лидерами Горской республики, желавшими получить выход к Черному морю, а также категорически отвергались командованием белой Добровольческой армии (также известной как ВСЮР). В ходе Армяно-грузинской войны большая часть войск Мазниашвили была переброшена из Абхазии на борчалинское направление, что способствовало дальнейшему продвижению деникинских войск в Абхазии.

 

 

 

 

 

Читать дальшe Вернуться назад

 

 

 

 

 

 

 

http://www.freebuttons.com/freebuttons/BlurMetal/BlurMetalDb0.gif http://www.freebuttons.com/freebuttons/BlurMetal/BlurMetalDe0.gif http://www.freebuttons.com/freebuttons/BlurMetal/BlurMetalDc0.gif

 

 

 



[1] Hovannisian, Vol. I, pр. 199-201

[2] Kazemzadeh, p. 199

[3] И.М.Гаджиев, А.А. Гулиев, Нахчыван в прошлом и сегодня. (Анкара, 1998), с.44

[4] Ахмед Эндер Гойдемир, Юго-Западное Кавказское правительство, (Анкара, 1989), с.63-66

[5] У. Томсон, Обращение командующего британскими войсками в Закавказьи генералаТомсонапредседателю правительства Грузии ипредставителю Армении в Тифлисе (Tифлис, 14.04.1919), ЦИАГ, ф.200, оп.1, д.191, л.34 и об.

[6] Х. Политидис, И. Зая, И. Артемов, Рыцарь Византизма, Русский альманах, 3-й выпуск (Москва., 1999), стр.84; Hovannisian, Vol. I, pр. 88-89

[7] Нагорный Карабах в 19181923 гг.: сборник документов и материалов (Ереван, 1992)

Michael P. Croissant, The Armenia-Azerbaijan Conflict: Causes and Implications (London, 1998), p. 15

[8] Hovannisian, Vol. I, pр. 89-90

[9] Там же, стр. 82

[10] Kazemzadeh, p. 215

[11] Kazemzadeh, p. 155

[12] Ibid., p. 226

[13] Кадишев, 463

[14] Там же, стр. 166

[15] Г. Квинитадзе, Мои воспоминания в годы независимости 1917-1921 (Париж, 1985), стр. 88

[16] Kazemzadeh, p. 233

[17] David Marshall Lang, A Modern History of Georgia (New York, 1962), p.97

[18] ЦГАА (02.09.1918), ф. И-39, оп.1, д.6, л.7

[19] Кадишев, стр. 76

[20] П. Ингоркова П.,О границах территории Грузии (Константинополь, 1918)

А. Ментешашвили, Исторические предпосылки современного сепаратизма в Грузии (Тбилиси, 1998),

стр. 42

[21] Kazemzadeh, p. 234

[22] Иван Воронов, Кавказская миссия Деникина, Красноярский рабочий, 16 августа 2008