Yaroslav_Veshin_-_Na_nozh

 

 

 

 

 

Армяно-Грузинская война 1918 г.

и Армяно-Грузинский территориальный вопрос в ХХ в.

 

Armeno-Georgian War of 1918

and Armeno-Georgian Territorial Issue in the 20th Century

 

 

Эндрью Андерсен и Георг Эгге



 

 

 

 

Сражения за Екатериненфельд и Шулаверы.

Грузинское контрнаступление

 

 

Екатериненфельдская операция

 

Во второй половине декабря одновременно с проводимыми в Тифлисе и Караклисе переговорами о мире (см. выше) на участках соприкосновения армянских и грузинских войск продолжались боевые операции. Наиболее ожесточенные бои происходили в районе немецкой колонии Екатериненфельд. В сам Екатериненфельд (нынешний г. Болниси) 19 декабря прибыло из Тифлиса подразделение грузинской Национальной Гвардии. Южнее - в селе Болнис-Хачен (нынешняя деревня Болниси) - располагались армянские войска, вошедшие туда после взятия Воронцовки, а также ополчение из числа местных армян. В то же время к северу от Екатериненфельда компактно населенные армянами деревни Белый Ключ, Самшвилде и Дагет представляли собой еще один очаг армянского восстания. Находящиеся там вооруженные повстанцы представляли собой наиболее близко стоящие к Тифлису армянские силы. И хотя это направление не было главным, но тем не менее, свободное продвижение армянских частей по линии Екатериненфельд-Дагет представляло бы дополнительную угрозу столице Грузии.

 

Таким образом, находящийся на берегу реки Храми Екатериненфельд становился стратегически важным пунктом на пути армянских частей в сторону Тифлиса с запада.

 

18 декабря - в первый же день объявления Грузией мобилизации - командующим отправляемых в Екатериненфельд частей был назначен гвардейский офицер Валико Джугели, а командующим всех новосформированных войск генерал Ахметелашвили. На рассвете 19 декабря указанные части в числе около 600 штыков прибыли в Екатериненфельд[1].

 

Однако сразу по прибытии на место дала о себе знать неорганизованность гвардии[2]: не был разбит лагерь, не была организована караульная служба, а артиллерия была расположена не на соответствующих позициях во втором или третьем эшелоне, а в авангарде, т.е. ближе всего к противнику. Гвардейцы улеглись спать, не выставив караулов и не зная, что еще с вечера поселок окружен армянскими частями, планировавшими на утро его штурм.

 

Ночью армянские части овладели грузинской артиллерией (8 орудий) и, расположив пулеметы в высоких зданиях поселка, на рассвете, открыли огонь по грузинам. Однако, практически одержанная армянская победа была сорвана во многом благодаря нахождению на месте командующего грузинской гвардией Джугели человека неосторожного, но храброго - начальную неразбериху удалось преодолеть, после чего грузинские гвардейцы и солдаты в рукопашном бою ликвидировали армянские пулеметные точки, а затем вернули контроль над всем поселком и отбили у армян свою артиллерию. Отступающие армянские части были атакованы и рассеяны грузинской кавалерией под командованием полковника Какуцы Чолокашвили.

 

Общие потери грузинских частей в бою составили около 30 человек убитыми и 70 ранеными. Армянские потери - около 100 убитыми и столько же пленными.

 

19-20 декабря Екатериненфельдская группировка грузинских войск получила подкрепления и начала готовить атаку в северном направлении на Дагет и Самшвилде с целью обеспечения своего тыла. Наступление началось утром 23 декабря, когда вышедшие из Екатеринфельда грузинские части форсировали реку Храм около деревни Каракенд-Косалари и повели наступление на запад и северо-запад в сторону деревни Дагет. Им противостояло около 500 человек, хорошо укрепленных на каменистой местности. Однако на правом берегу реки Храм, около холма Канонен-Пикель расположилась грузинская артиллерия, поддерживавшая наступление. Часть грузинских войк 24 декабря совершила охват деревни с севера и 25 декабря деревня Дагет-Хачин была взята. 27 декабря уже без боя было взято село Самшвилде и установлен контроль над всей зоной севернее Екатеринфельда..

 

 

 

Шулаверская операция

 

 

К 22 декабря на основном - Шулаверском - направлении армянские войска максимально продвинулись в сторону Тифлиса, дойдя до реки Храми, а после того как на следующий день (23 декабря) части под командованием генерала Цулукидзе, прорвав окружение, отошли из Садахло, под армянским контролем фактически оказалась вся спорная территория Борчалинского уезда, исключая колонию Екатериненфельд.

 

 

image001

Генерал Дро (Драстамат Канаян)

 

 

24 декабря главнокомандующий всеми армянскими войсками на борчалинском фронте генерал Дро послал грузинскому командованию ультиматум, который содержал требование немедленной передачи Армении Ахалкалакского уезда. В случае отклонения ультиматума Дро угрожал немедленно перенести боевые действия к северу от реки Храми, что было равносильно угрозе наступления на Тифлис [3].

 

Правительство Грузии отвергло ультиматум, одновременно назначив командующим всеми грузинскими войсками на шулаверском направлении опытного генерала Г. Мазниевa (Мазниашвили), его заместителем генерала Д. Сумбаташвили, а начальником штаба генерала Г. Квинитадзе. Этими назначениями грузинское командование создавало предпосылки для перехода от оборонительных операций к наступательным. Кроме того, благодаря объявленной по стране мобилизации начали формироваться новые части армии, гвардии и народного ополчения.

 

 

image008

image010

Генерал Г. Мазниев (Мазниашвили)

Генерал Г. Квинитадзе

 

 

Так как армянские силы на шулаверском направлении все еще имели значительное численное преимущество и к тому же владели инициативой, перед грузинским командованием встала задача перехватить у армян инициативу путем активных маневров имеющимися малыми силами и, тем самым сковав противника, исключить возможность армянского наступления на Тифлис до подхода основных подкреплений.

 

 

image067

 

 

 

24 декабря утром грузинская кавалерия при огневой поддержке с бронепоезда пересекла Храми и внезапным ударом отбила станцию Ашаги-Сераль, а спустя несколько часов перешедшие следом через реку части грузинской пехоты заняли село Малые Шулаверы и железнодорожный мост в селе Имир[4].

 

В тот же день один батальон грузинской армии занял высоту, отделяющую Ашаги-Сараль от Шулавер. Штаб грузинской группировки переехал со станции Сандар на станцию Ашаги-Сараль ближе к месту боевых действий, где и пребывал до самого конца войны[5].

 

Теперь согласно плану Мазниашвили грузинам надо было отвлечь основные силы армян от тифлисского направления, которое в тот момент было наиболее опасным. В случае армянского удара основными силами вдоль железной дороги на Тифлис грузинская сторона не смогла бы выдержать оборону, поскольку до подхода дополнительных подреплений она не имела в своем распоряжении достаточных сил. Поэтому грузинским частям, перешедшим на правый берег Храми было приказано провести отвлекающий удар на Шулаверы, находящиеся к западу от железной дороги. Если бы армяне, несмотря на этот грузинский маневр, все же продолжили наступление на Тифлис, то вся грузинская армия оказалась бы в крайне тяжелом положении[6].

 

В сложившейся ситуации армянское командование допустило серьезую ошибку и стало действовать именно так, как рассчитывал Мазниашвили: оно начало перебрасывать практиически все имевшиеся в распоряжении силы на оборону Шулавер. Там же, в Шулаверах и вокруг них, полковником армянской армии Корольковым была объявлена мобилизация местного армянского населения[7].

 

Тем временем на станцию Сандари начали подходить эшелоны с подкреплениями для грузинской армии: сперва батальонами из Кахетии, а затем из Западной Грузии (общей численностью до тысячи штыков)[8]. Непосредственная угроза Тифлису миновала, и грузинское командование приступило к планированию контрнаступления, основным элементом которого должна была стать операция по возвращению Шулавер и уничтожению находящейся там основной группировки армянской армии.

 

 

 

image068

 

 

 

Для взятия Шулавер грузинские войска осуществили глубокий фланговый обход армянских позиций, и к 25 декабря батальон гвардии и батарея артиллерии были переброшены на запад, к деревне Сарачло, в которой жили мусульмане, враждовавшие с армянами и лояльные к правительству Грузии. Именно около Сарачло расположилась грузинская артиллерия, а гвардейский батальон тем временем с боем взял господствующую высоту к северу от Шулавер. Согласно плану командования вслед за занятием этой высоты, позволявшей контролировать подходы к городу, должен был начаться общий штурм. Тогда же остальная грузинская артиллерия (14 гаубиц) начала массированную артиллерийскую подготовку[9]. В эти дни впервые в истории грузинских вооруженных сил (и вообще национальных вооруженых сил всех кавказских государств) была использована боевая авиация: два грузинских аэроплана сбросили бомбы на армянские позиции вблизи Шулавер[10].

 

Однако запланированный на 26 декабря штурм не состоялся по причине следующего инцидента: недисциплинированное гвардейское подразделение, днем взявшее вышеуказанную высоту к северу от Шулавер, ночью покинуло свои позиции и, несмотря на все попытки его командира - генерала Чхетиани - остановить это, спустилось в деревню Сарачло чтобы не мерзнуть в окопах и выпить чаю[11]. На следующее утро противостоящий гвардейцам армянский отряд, увидев, что на высоте никого нет, снова занял ее. В течение дня гвардейцы вновь отбили высоту, но и на следующую ночь грузины вновь не пожелали ночевать в окопах, и армяне в третий раз овладели господствующей позицией. Генерал Чхетиани, вместе с донесением в штаб об этих событиях, просил снять с него командование гвардейской частью, не желая командовать столь недисциплинированным контингентом[12].

 

 

 

 

image004

 

 

 

cocades

 

Такой солдат, одетый в слегка модифицированную форму российской императорской армии и вооруженный немецким или русским оружием был типичен как для грузинской, так и для армянской армии периода 1918-1920 гг.

 

 

Реконструкция кокард: грузинской (вверху) и армянской (внизу) армий образца 1918-20 гг.

Во время армяно-грузинской войны 1918 года такие кокарды были уже разработаны, но только начали распространяться в войсках.

 

 

 

Таким образом, намеченная на 26 декабря операция была сорвана. На следующий день 27 декабря Мазниашили решил все-таки попытаться взять город лобовым ударом и сам повел войска в атаку, но этот штурм был отбит армянами.

 

Тогда для взятия города была разработана другая схема. При этом действующие на северо-западе гвардейские отряды были заменены частями регулярной армии. Так как из Тифлиса уже прибыло достаточное количество войск, было решено активно действовать одновременно на двух направлениях: во-первых, наконец взять штурмом Шулаверы и во-вторых, ударить вдоль железной дороги на Садахло, чтобы отрезать находящиеся в Шулаверах армянские части от подхода подкреплений и лишить их возможности организованного отступления. Армянское командование также поняло важность Садахлинского направления, и 28 декабря к югу от Ашаги Сераля была выставлена армянская артиллерия, однако ее огонь по станции Ашаги-Сераль не принес ощутимого результата. В это же время армянские войска на Шулаверском направлении были усилены стрелковым полком, переброшенным в зону боевых действий из Баку[13] .

 

28 декабря в 12 часов дня началось решающее сражение за Шулаверы. После двухчасовой артиллерийской подготовки грузинские войска численностью около 3.500 человек[14], развернутые по фронту длиной в 10 километров, пошли в общее наступление. В ходе ожесточенного сражения армянские части несколько раз предпринимали безуспешные контратаки, но к вечеру того же дня грузинам удалось захватить высоты к востоку от Шулавер и нависнуть над городом.

 

Утром 29 декабря грузинская офицерская часть, вошла в Шулаверы. Армяне отступили на юг частично через деревню Сиони, частично - выходя из ущелья к линии железной дороги, где однако были атакованы грузинской кавалерией и рассеяны.

 

Грузинское наступление на юг вдоль железнодорожного перегона Ашаги-Сераль - Садахло продолжалось в течение суток, пока, наконец Станция Садахло не была взята утром 30 декабря одновременно с деревней Ламбало двумя колоннами, наступавшими по обоим берегам реки Дебед.

 

Одновременно и грузинское, и армянское командования разрабатывали планы глубокого флангового обхода противника. Армянский план заключался в том, чтобы захватить высоты к востоку от Ламбало и таким образом нанести удары с фланга и с тыла по находящимся в Садахло грузинским частям, а по грузинскому плану войска Грузии должны были двинуться на запад, перейти через Локский хребет, и спуститься к станции Санаин, т.о. также отрезав противника от тыла.

 

Грузинское командование не было вовремя проинформировано своим правительством о предстоящем прекращении огня в 24 часа 31 декабря и планировало нанести удар первого января. Армянское командование владело в этом плане преимуществом, точно зная временные рамки ведения боевых действий и воспользовалось этим, начав 30 декабря концентрировать отступающие из Садахло части и прибывающие из тыла резервы в районе станции Айрум, для удара в сторону хребта Ламбало.

 

Тем временем грузины начали отводить основые силы от Садахло на запад, концентрируя свои части в районе Сиони-Опрети, с тем чтобы впоследствии перейти Локский хребет, а армянское командование, зная, что 31 декабря последний день возможных боевых операций, готовилось к взятию Садахло. Атака началась 31 декабря утром. Армянские части наступали из Айрума двумя колоннами по обоим берегам Дебеда. Левая колонна штурмовала село и станцию Садахло, а правая деревню Ламбало и гору Тана-Даг. Левой колонне не удалось добиться успеха: после многочасового, ожесточенного боя грузинам удалось выбить армянские части из Садахло. Правая колонна армян действовала успешнее и заняла село Ламбало, несмотря на попытки грузин его отбить с помощью резервов из села Мамай.

 

К концу дня диспозиция противостоящих частей может быть определена достаточно точно, по имеющемуся документу, подписанному командующими войсками обеих сторон:

 

31 декабря к 24 часам грузинскими частями заняты: дер. Опрети, дер. Ходжорни, дер. Гулли-Баг, дер. Садахло, ст. Садахло, дер. Ламбало, хребет к северу от ст. Садахло от вершины 1554 на северо-восток к вершине 2660, и затем до надписи источник, которая надпись находится к северу от Качи-Кала[15].

Оригинальная подпись: Генерал Мазниев.

Замечание: деревня Ламбало и высота 2660, к 24 часам 31 декабря заняты мною и лишь на основании письма номер 139 генерала Мазниева от 1. января 1919 года были оставлены к 8 часам 1 января чтобы не произошло непосредственного соприкосновения наших частей с грузинскими подразделениями и этим избежать непредвиденных последствий. С остальными пунктами согласен.

Дро.

Правильно: полковник Нацвалов[16]

 

Добавим, что указанная в документе линия противостояния практически совпадает с сегодняшней государственной границей между Грузией и Арменией на данном участке.

 

 

 

 

 

Читать дальшe Вернуться назад

 

 

 

 

 

 

 

http://www.freebuttons.com/freebuttons/BlurMetal/BlurMetalDb0.gif http://www.freebuttons.com/freebuttons/BlurMetal/BlurMetalDe0.gif http://www.freebuttons.com/freebuttons/BlurMetal/BlurMetalDc0.gif

 

 

 



[1] Чачхиани, стр.245

[2] Грузинская Гвардия (также известна как Народная Гвардия) представляла собой военизированные формирования , строившиеся по территориальному принципу и задуманные правительством Грузии как прообраз новых демократических вооруженных сил, в которых дисциплина и субординация уступили бы место сознательной самодисциплине граждан-воинов. Согласно отзывам грузинских военачальников периода независимости (Квинитадзе, Мазниашвили и пр.), гвардейские части получали намного лучшее снабжение, чем единицы регулярной армии, но при этом отличались низкой дисциплиной и непрофессионализмом командного состава. (Авт.)

 

[3] Чачхиани, стр. 153,

ЦИАГ, ф.1864, оп.1, д.32, л.1

[4] Giorgi Mazniashvili, Mogonebani 1917-1925 (Batumi 1990), pp. 125-126

[5] Ibid., p.126

[6] Mazniashvili, p. 125

Квинитадзе, стр. 61

[7] Чачхиани, стр. 156

[8] Hovannisian, Vol. I, р. 114

[9] Чачхиани,, стр. 157

[10] Там же, стр. 159

[11] Квинитадзе, стр. 98

[12] Там же, стр. 98

[13] Еще в мае-сентябре армянские части, отступившие с турецкого фронта вели бои с турками и азербайджанцами на подступах к Баку. После падения города они отошли в сторону Дагестана с тем, чтобы вернуться к моменту капитуляции Оттоманской Империи. Британские оккупационные власти, занявшие Баку 17 ноября того же года не допустили вооруженные армянские формирования в город, но предписали им эвакуироваться в Армению (Авт.)

[14] Чачхиани стр. 160

[15] Описание дается по двухверстовой карте (Авт.)

[16] ЦГИА 1864-1-39-21