image04

 

 

 

 

 

 

Армяно-Грузинская война 1918 г.

и Армяно-Грузинский территориальный вопрос в ХХ в.

 

Armeno-Georgian War of 1918

and Armeno-Georgian Territorial Issue in the 20th Century

 

 

Эндрью Андерсен и Георг Эгге



 

 

06.1919 - 04.1920:

Попытки нормализации отношений и территориальных компромиссов

 

 

Декабрьская война 1918 и январское перемирие 1919 г. не привели к окончательному разрешению территориальных противоречий между Арменией и Грузией. Новые споры о размежевании возникли в 1919 - начале 1920 г. в ходе экспансии обеих республик в Карскую область и Батумский округ. Опираясь на ряд аргументов этнического и исторического характера, детальное описание которых требует отдельного исследования, Грузия претендовала на весь Батумский округ, а также на Ардаганский и Олтинский округа Карсской области, в то время как Армянская сторона также претендовала на территории Олтинского и значительной части Ардаганского округов, считая их частью Русской Армении, оставляя открытым вопрос о статусе Батума.

 

Планы экспансии Армении и Грузии в западном направлении до линии русско-турецкой границы на 1914 год были категорически отвергнуты правительством Юго-Западной Кавказской Республики (ЮЗКР), провозгласившей свою независимость 18 января 1919 в г. Карс по инициативе упомянутого выше Мусульманского Национального Совета и командования 9-й турецкой Армии[1]. Эффективно используя декларированный странами Антанты принцип самоопределения, карсское правительство Фахруддина Пириоглу сумело на некоторое время заручиться поддержкой Великобритании[2]. Прибывшие из Батума британские отряды даже поставили блокпосты на границе Эриванской губернии, не допуская возвращения в Карскую область армян-беженцев[3]. Британский взгляд на ЮЗКР претерпел изменения лишь в феврале 1919 года, после нападения ее вооруженных отрядов на британский военный и гражданский персонал, а также после попытки силой овладеть уже находившимися под грузинским управлением Ахалцыхским и Ахалкалакским округами Тифлисской губернии[4]. В Феврале 1919 г. генерал Томсон уполномочил правительства Армении и Грузии оккупировать своими войсками территорию Карсской области, опираясь на поддержку частей 27-й британской Дивизии[5]. В ходе целого ряда военных операций, находящихся за рамками настоящей работы, самопровозглашенная Юго-Западная Кавказская Республика была ликвидирована 12 апреля 1919 года, а ее лидеры арестованы и депортированы. Большая часть Карсского и Кагызманского округов была оккупирована армянскими войсками, исключая отдельные участки территории, удерживаемые мусульманской (курдско-татарско-турецкой) милицией, весь Ардаганский округ был занят войсками Грузии, а Батумская область и часть Олтинского округа оказались в зоне британской оккупации. В самом г. Карс помимо армянского находился также британской гарнизон (См. Карту 5).

 

 

5

 

 

Кликнуть мышью на карту для лучшего разрешения

 

 

Еще в середине марта 1919 года, когда в Карсской области продолжались бои, генерал Томсон наметил новые линии размежевания в зоне армяно-грузинского соперничества. По планам Томсона под временную (до решения Парижской Мирной Конференции) юрисдикцию Армении подпадали лишь Карсский и Кагызманский округ, Грузия получала под управление северную часть Ардаганского округа (разграничительная линия шла примерно по реке Кура), а Олтинский округ и оставшаяся часть Ардаганского округа передавались под юрисдикцию британской администрации в Батуме. Параллельно Томсон настаивал на полном и окончательном снятии армянских претензий на Ахалкалакский округ или какую-либо часть его, а также предлагал разделить Лорийскую нейтральную зону между Арменией и Грузией (Карту 5), причем Грузии передавался район Алавердских медеплавильных заводов, а Армении станция Санаин[6]. Будучи принят в Тифлисе (хотя без энтузиазма и исключтельно как временное решение), план Томсона вызвал протест в Эривани. Одобряя предложенное размежевание в Ардаганском округе, армянская сторона была не готова полностью отказаться от Ахалкалакского округа и от части Лори. В этом вопросе правительство Армении получило поддержку руководителя миссии США в Тифлисе Бенджамина Б. Мура и британского губернатора Батумской области Кук-Коллиса[7]. В результате, грузинские войска отошли за линию Томсона в Ардаганском округе, но на других участках армяно-грузинской границы и в Нейтральной зоне статус-кво был сохранен.

 

 

Генерал Христофор Араратян

 

 

В середине 1919 года между правительственными кругами Армении и Грузии наметилась тенденция к сближению и нормализации отношений. Обмены делегациями и двухсторонние переговоры, имевшие место в течение лета и ранней осени 1919 года привели к заключению в конце года ряда взаимовыгодных соглашений (преимущественно по вопросам прав национальных меньшинств, экономики и транзита) а также серии публичных высказываний политиков министерского уровня и выше (Рамишвили, Жордания, Врацян и др.), проникнутых духом примирения[8]. В то же время, по территориальному вопросу правительства обеих стран не сумели прийти ко взаимоприемлемому соглашению. Территориальные претензии Армении в Тифлисской губернии и Карсской области, представленные делегацией АДР на Парижской Мирной Конференции были лишь незначительно модифицированы по сравнению с армянскими требованиями на момент начала Армяно-Грузинской войны 1918 года. Грузия же по-прежнему настаивала на своем праве на всю территорию Тифлисской губернии и двух округов Карсской области (Ардаганского и Олтинского)[9]. Тем не менее, в июле 1919 г. военный министр Армении генерал Христофор Араратян представил в МИД Армении проект компромиссной границы между Арменией и Грузией. Согласно предложению Араратяна Армения получала порядка двух третей Лорийской Нейтральной зоны и чуть менее половины Ахалкалакского уезда. Линия Араратяна должна была проходить по Сомхетскому хребту[10] несколько южнее северной границы Нейтральной зоны, затем, уйдя на несколько миль к северу по Державахетскому хребту, поворачивала на запад вдоль границы горной части Ахалкалакского уезда, охватывая село Богдановку (Ниноцминда), и далее севернее озер Хончало и Хозапин (Карцахи), но южнее озера Топоровань до реки Кура на линии границы Тифлисской губернии и Ардаганского округа. В Ардаганском округе она совпадала с уже существовавшей демаркационной линией между Грузией и Арменией до границы Батумского округа (см. Карту 6). Этот проект был представлен грузинской делегации в Париже, но не был принят за основу будущей границы между двумя странами. Отвергнув компромисс Араратяна, грузинская делегация выступила с контрпредложением, согласно которому Лорийская зона разделялась по линии Томсона (см. выше), а весь Ахалкалакский уезд оставался за Грузией. Грузия также оставляла неизменным требование полного суверенитета надо всем Ардаганским округом, но выражала готовность полностью отказаться в пользу Армении от Олтинского округа[11] (последний фактически контролировался мусульманской милицией Джафар-Бея). Грузинский вариант компромиссного разграничения, в свою очередь, не был принят армянской стороной. А восемь месяцев спустя, между Арменией и Грузией возник дополнительный территориальный спор в связи с определением будущего статуса Батумского округа и требованием Армении о передачи ей порта Батум, Левого берега реки Чорох (в Аджарии) и контроля над железнодорожной веткой Александрополь-Батум[12].

 

 

 

image141

 

Кликнуть мышью на карту для лучшего разрешения

 

 

 

В результате не только факт декабрьской войны 1918 года, но и новые территориальные споры между Арменией и Грузией, продолжавшиеся до весны 1920 года, были активно использованы лидерами ряда ведущих держав Антанты на Парижской конференции против обеих республик. Страны Антанты задерживали признание независимости южнокавказских республик даже де-факто (например, Армения получила такое признание только в Январе 1920 года менее, чем за год до ее падения), а на конференции в Сан-Ремо (в апреле 1920 г.) дипломатическим представителям Армении и Грузии было прямо и отнюдь не дипломатично указано на нежелательность обращения к Верховному Совету Антанты до тех пор, пока они не выработают общей платформы, т.е. не договорятся между собой по спорным вопросам[13].

 

 

 

 

 

Читать дальшe Вернуться назад

 

 

 

 

 

 

 

http://www.freebuttons.com/freebuttons/BlurMetal/BlurMetalDb0.gif http://www.freebuttons.com/freebuttons/BlurMetal/BlurMetalDe0.gif http://www.freebuttons.com/freebuttons/BlurMetal/BlurMetalDb0.gif http://www.freebuttons.com/freebuttons/BlurMetal/BlurMetalDe0.gif http://www.freebuttons.com/freebuttons/BlurMetal/BlurMetalDc0.gif

 

 

 

 



[1] Hovannisian, Vol. I, р. 205

[2] Kazemzadeh, pp. 199-200

[3] A.С. Лукомский, Деникин и Антанта в Революция и гражданская война в описаниях белогвардейцев: Деникин Юденич - Врангель (Mосква, 1927), стр. 92.

[4] Hovannisian, Vol. I, рр. 210-212

[5] Там же, р.213

[6] Hovannisian, Vol. I, р. 213

[7] Там же, рр. 218-220

[8] Hovannisian, Vol. II, рр. 159-167

[9] Там же, р. 193

[10] Согласно Ованнисьяну граница проходила по Борчалинскому хребту, однако геогорафическая литература и топографические карты не дают никакой информации о хребте с таким названием, в то же вемя на описываемой линии предлагаемой границы имеется Сомхетский хребет (Авт.)

[11] Там же, р.154-155

[12] Hovannisian, Vol. III, р. 114

[13] З. Авалов, Независимость Грузии в международной политике; 1918-1921 гг. (Париж, 1924),

стр. 270-276